U-News


Ваши новости

18.05.2017.

«В Сирию ездили зарабатывать по 1,5 миллиона рублей в месяц»


Вмешательство РФ в дела Сирии принято сравнивать с Афганистаном. Но внутри армии чаще поминают войну во Вьетнаме, где советская сторона ограничилась минимальным воздействием
Фото: Министерство обороны РФ

Категория:

Общество

Разместил: unews

О войне в Сирии, в которой участвует российская армия, мы, как правило, узнаем из скупых сводок генштаба и, к сожалению, трагичных новостей о гибели наших военнослужащих. Как попадают в Сирию, сколько зарабатывают русские наемники, боятся больше «томагавков» Трампа или боевиков ИГИЛ (деятельность организации запрещена на территории РФ), вы прочтете впервые на «URA.RU». О жизни и мыслях российских солдат в Сирии рассказывает Георгий Закревский — человек, прошедший многие горячие точки, инструктор по боевой подготовке одного из подразделений в Донбассе, эксперт по Ближнему Востоку.

Мемориал у Министерства Обороны РФ, в честь погибших в инциденте с СУ-24 в Сирии. Москва., Пешков Олег
Счет погибшим российским военным в 
Сирии идет уже на десятки человек.
По меркам экспертов, это не много
для такой масштабной операции
Фото: Владимир Андреев © URA.RU
 

На Ближнем Востоке мне доводилось бывать не раз: несколько лет назад я жил и в Сирии, и в Ливане, и еще в паре стран. В Бейруте (столица соседнего с Сирией государства Ливан — прим. ред.) я вообще проживал в квартале, который целиком принадлежит Хезболле (военизированная политическая партия в Ливане, признанная в ряде стран террористической организацией). Кстати говоря, это самый спокойный и безопасный район в Бейруте. С людьми, которые собираются или уже побывали в Сирии, я контактирую постоянно.

Россиян, воюющих в этой стране, можно разделить на три части: это официальные военнослужащие Минобороны, наемники и добровольцы. (те, кто едут за свой счет — прим. ред). Последних в Сирии почти не осталось. С того момента, как туда завели наш официальный контингент, всем остальным дали понять: прокатившись туда, ты получишь уголовное дело — неважно, за какую сторону воевал.

Во-первых, это нецелесообразно: все, что надо, там и так делается, и с гораздо большей отдачей, чем от горстки добровольцев. Во-вторых, теперь это политика России и ее властей, неофициальных граждан РФ там быть не должно.

Кроме официального контингента есть вояки, которые заезжают по контрактам Минобороны, но не имеют официального статуса военнослужащих. Это группа Вагнера, которую еще называют частной военной компанией, но это не верно: никаких ЧВК в российском правовом поле не существует.

То, что у нас называют ЧВК — это обычные ЧОП, которые параллельно зарегистрированы за рубежом. В России сейчас ходят разговоры об узаконивании ЧВК, но этого не будет: в нынешних условиях никто не даст 5-6 тысячам людей с оружием, прошедших обучение и имеющих возможность быстро мобилизоваться, гулять по просторам России.

Наемники

А вот в Сирии наших наемников используют по полной программе: с ними проще, их не жалко, никто не будет задавать вопросов. По моим оценкам, их около 1500 человек (численность постоянно «плавает»). Набирают их в лагере под Краснодаром, там же обучают и тренируют: полиграф, полоса препятствий.

Раньше наемники зарабатывали неплохо: те, кто участвовал в боевых действиях, могли получать по полтора миллиона рублей в месяц. Люди ездили зарабатывать.

Перестрелка в Аэропорту Донецка. Украина
Многие добровольцы, воевавшие в 
Донбассе, перебрались в Сирию —
уже в качестве наемников.
Фото: Карина Ванеш © URA.RU
 

Но в последнем наборе, начиная с марта, совсем другие условия. Деньги срезали: теперь обещают максимум 300 тысяч, причем никаких «боевых». Набор, который начался в марте и длился обычно две недели, уже дважды продлевали, и, насколько я знаю, он открыт до сих пор: и люди поумнели, и мало осталось тех, кто без мозгов. А набирают «баранину» [«пушечное мясо»], как это называется на нашем языке.

Кстати, сейчас идет набор и в Донбасс. Вы бы видели уровень тех, кого туда набирают — крайне низкий (почти у всех). То же самое — наемники в Сирии: без гарантий, без страховки, кто туда пойдет? Вы бы пошли за 300 тысяч, причем не просто посидеть где-нибудь в гарнизоне, а в самую горячую точку, где вас будут кидать на отмороженных фанатиков? Воевать надо за деньги (но они должны быть нормальные) или за идею, как это было в Донбассе.

В Донбассе многие шли воевать, будучи непрофессионалами, но у них была мотивация. Если есть то, что называется «дух» и хотя бы минимальная подготовка, то человек может хорошо воевать даже при отсутствии специфических навыков.

Но тех идейных, кто шел в Донбассе первой волне, почти не осталось. Последние уехали прошлым летом. Я это знаю, недавно там был — вернулся в марте. Добровольцы из Донбасса, кстати, тоже набираются в Сирию, но большинство — это уже совсем неквалифицированные бойцы, хотя считают себя спецами.

Контрактники

Российские самолеты на авиабазе Хмеймим Сирия., пилот, Сирия, хмеймим, летичк
На аэродромах есть и пилоты, и 
технический персонал, и охрана
Фото: Военнослужащий российского
контингента в Сирии
 

Основная часть россиян в Сирии — это военнослужащие-контрактники (срочников там нет). Они получают меньше (порядка 100-200 тысяч рублей в месяц), но у них соцпакет, гарантии, страховки, выплаты в случае смерти, увечий и так далее. Если сравнивать наемников и контрактников, то эффективнее как раз регулярные войска. Причем я говорю не об элитных группах ГРУ, а об обычных мотострелках и других частях. Не все, конечно, но те части, которые находятся в постоянной боевой готовности и отправляются в зоны боевых столкновений, очень хорошо оснащены и подготовлены.

Что касается воинских специальностей, то наемники — это чисто пехота, плюс водители, минометчики, корректоры под минометы и полевую артиллерию (небольшого калибра). В официальном контингенте спектр подразделений широкий: десантники, морские пехотинцы, военная полиция, артиллеристы, саперы (в составе других подразделений) — не считая спецгрупп, которые отрабатывают свои задачи: для них это тренинг в боевых условиях, который профессионалам необходим постоянно.

Российские самолеты на авиабазе Хмеймим Сирия., истребитель, Сирия, хмеймим, су 34
По словам эксперта, МиГи заменили на 
«Cушки», но группировка осталась та 
же, даже выросла
Фото: Военнослужащий российского
контингента в Сирии
 

Ну и, конечно, летчики и технические специалисты подразделений обеспечения аэродромов — то, с чего все начиналось. Помните, в какой-то момент, когда мы свои задачи выполнили, был момент затишья, сказали, что мы самолеты выводим. Вывели даже не половину, но потом все они вернулись. Немного поменялся технический состав. Например, вместо МИГ-29 вернулись СУ-24, но по численности авиагруппировка такая же, и может быть, даже более мощная, чем в начале кампании. Самолетов там много, в основном «СУшки» (24, 34, 25, 30), а также вертолеты (Ми-8, ми-24 и Ми-28 «Ночной охотник»).

После того, как мы поставили в Сирии зенитно-ракетный комплекс С-400, там есть наши ПВО-шники (сирийцев к комплексам никто не допустит). А также моряки: есть те, кто ходит туда по очереди в составе эскадр, есть те, кто находится там на постоянной основе. Они ротируются, конечно, но служат прямо в Тартусе.

Советники

Одна из самых обсуждаемых среди моих знакомых тем — ракетный удар США по аэродрому Шайрат. Заметили, какие шли после этого информационные сообщения? Самые первые: «ай-яй, какие американцы негодяи и мерзавцы: нарушили международные договоренности — разгромили базу». А потом шли одновременно два информационных потока: по одному транслировались, что США нанесли поражение бункерам и самолетам, а по другому, что они ничего не повредили.

Российские самолеты на авиабазе Хмеймим Сирия., столовая, летчики, Сирия, хмеймим
В летной столовой на российской
авиабазе «Хмеймим» в Сирии
Фото: военнослужащий российского
контингента в Сирии
 

Оба этих потока правильные, так как идут из одного источника. Американцы действительно предупредили наших о том, что будет удар, хотя и всего за два часа. Вспомните, какое было количество пострадавших? По данным наших военнослужащих, семь человек. По восемь «томагавков» на человека, что ли? Даже если часть ракет отклонилась от курса, все равно от аэродрома ничего не должно было остаться: он не просто был бы разрушен — там было бы просто перепаханное поле.

На самом деле после предупреждения вывезли не только нашу технику, но и сирийскую и, видимо, самих сирийцев. На аэродроме осталась неликвидная техника: «развалины», которые не могли передвигаться своим ходом. Поэтому и получилось, что никакого ущерба сирийской армии, ее оснащению нанесено не было. При этом есть картина, что злодейски напали, нанесли ущерб. Так делали еще в Великую Отечественную, когда на несуществующих аэродромах ставили макеты самолетов.

Гипотеза о том, что наши просто дали США испытать оружие — бред. Видимо, у Трампа «сорвало клапан», и он решил себя проявить: показать Америке и всему миру силу американского оружия. Но неудачно: не просто не показали, а еще и промазали.

У американцев, конечно, проблемы с технической войной, но не настолько, чтобы половина ракет не долетела до места. Полагаю, в этом есть наша заслуга.

Зато теперь в Сирию будут совершенно официально поставлено еще несколько комплексов, которые перекроют все границы и объекты — не только наши, но и сирийские.

В Сирии мы действительно достигли своих целей: мы стабилизировали обстановку, откинули террористов, показали, как можно эффективно добиваться результатов за короткое время, тогда как коалиция не достигла там ничего. После удара Трампа «томагавками» мы навсегда исключили возможность американской агрессии в Сирии — благодаря силам ПВО. Сирия — это наша «песочница», и мы никого в нее не пустим.

Это приятно, после того, как 20 лет «хлопали ушами». У нас же там советники сидели до последнего времени, но в 2012 году было решено упразднить этот институт. Я думаю, что если бы тогда не убрали наше присутствие в Сирии, то этой войны вообще бы не было. А теперь мы исправляем свои ошибки.

Сирия — это «Афганистан» или «Вьетнам»?

Сейчас принято сравнивать Сирию и Афганистан. Думаю, корректнее сравнивать с Вьетнамом, где мы ограничивались только поставками вооружений и использованием военных советников. После Афгана выводы были сделаны: никто в мясорубку не бросается, идет дистанционная война, наши подразделения участвуют в точечных ударах и охране. Потери есть, но они не такие уж и большие: несколько десятков человек (не более сотни) за все время. Это минимальные потери для такой войны и такого количества времени. Это солдаты, это их работа. 

Тактика, которую мы сейчас предпринимаем, абсолютно оправдана — и это полностью совпадает с прогнозом, который я делал два года назад. Я обрисовывал четыре существующих сценария: будем бомбить до упора, но никакого толку не будет; мы быстро победим, потому что все убегут от одного нашего вида; мы влезем в сухопутную операцию и завязнем, как в Афганистане; и, наконец, сценарий, о котором я говорил: мы будем продолжать авиаудары, и это принесет победу над ИГ [террористическая организация, запрещенная в РФ].

Тогда же я говорил: после того, как мы разберемся с Сирией, ничто не мешает нам разморозить конфликт в Донбассе — и этот прогноз тоже оправдывается.

А вот дальнейший прогноз зависит от многих переменных, большинство из которых находится вне Сирии: назревает конфликт на Корейском полуострове, который может оказаться более напряженной точкой, хотя войны там нет.

Планы США

Помните, как у нас все радовались Трампу, что он победил, все его хвалили? Но прошло два месяца, он начал вести себя несколько по-другому. Все тут же разочаровывались и начали ругать его. Они не понимают: благо для России только в том, что это Трамп, а не Клинтон, которая реально могла развязать войну. Заслуга Трампа в том, что мы живем в прежнем нормальном мире. Хотя он, безусловно, продолжает политику США. Они действуют против всех — не только против России и террористов, но и в ущерб своим как бы союзникам — Турции, Европе.

Волонтер Евгений Ганеев в Сирии, хомс
Многие сирийские города лежат в руинах.
Их восстановление потребует времени и 
средств
Фото: Евгений Ганеев
 

Они развалили весь Ближний Восток войнами, начиная с 2003 года. Из-за демократии? Нет, конечно. И даже не из-за нефти, хотя это значимый фактор. Они создают очаги дестабилизации по всему миру, потому что страны, погрязшие в войне, не могут двигаться вперед, развивать свою экономику и влияние, иметь вооруженные силы и прочие. Европу они заполонили беженцами, создают очаги дестабилизации в Латинской Америке, в Азии.

Назовите мне точку, кроме Арктики и Антарктиды, где нет кризиса, спровоцированного США? Для Штатов идеально, чтобы была одна крупная развитая страна, а весь остальной мир находился на стадии средневековья.

Ближний Восток они подложили нам: это не то чтобы недалеко от России, а практически у нас под боком — очаг дестабилизации, разрухи и терроризма. Особо «одаренные» у нас кричали: «Зачем Путин вообще туда полез?». Да затем, чтобы мы воевали там, а не здесь, чтобы тут все жили обычной мирной жизнью.

Но Сирия не будет точкой третьей мировой войны: сегодня более яркая точка — Корея. Сейчас они могут поджечь Корейский полуостров, пострадают сперва «союзники» США — японцы и южные корейцы, а затем и весь мир. Они не понимают, что Киму даже некуда бежать, а значит, он будет стоять до последнего — как загнанный в угол зверь. Если обычный шизофреник может просто покончить с собой, то единовластный правитель ядерной страны может совершить самоубийство гораздо эффектнее.

Планы России

Волонтер Евгений Ганеев в Сирии, Сирия, ганеев евгений
Русских в Сирии любят и ждут: волонтер
из Екатеринбурга Ганеев во время раздачи
гуманитарной помощи в освобожденном Хомсе
Фото: Евгений Ганеев
 

Тем временем в Сирии все будет разворачиваться в той же тактике: доочистка от ИГИЛ оставшихся территорий. Если успеем, сделаем это и с Раккой. В Ирак мы уже не полезем — там не наша территория.

Скорее всего, мы будем помогать восстанавливать Сирию. Там уже, кстати, работают наши госпитали (пока чисто военные). Это уже делается, и достаточно по-умному: даже гуманитарная помощь, которая раздается сирийцам, на ней написано «Россия заботится о вас» по-русски и по-арабски. Это явно будет уже наша территория — как во времена СССР.

Мы будем помогать восстанавливать государство как в экономическом плане, так и в политическом. Скорее всего, в Сирии через некоторое время пройдет референдум о доверии Асаду. Голосование покажет, что Асада поддерживает большинство, и Сирия будет существовать в прежнем военном ключе. Там еще с советских временем к русским хорошее отношение: в Сирии нас помнят и ждут.

Записал Андрей Гусельников.

Источник: «УРА.РУ»


Previous page: Украина - FINANCE.UA
Следущая страница: Мировое время